Волшебный войлок Айгуль

История успеха

5 004

В своем Послании народу Казахстана 2018 года Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сделал упор на то, что бренд «Сделано в Казахстане» должен стать узнаваемым в мире.

5 002Оставив карьеру перспективного эколога, алматинка Айгуль Жансерикова стала не менее успешной бизнесвумен.
На протяжении нескольких лет эта талантливая и обаятельная женщина занимается возрождением исконно казахского искусства – войлоковаляния. Она создала компанию, о которой сегодня знают не только в Казахстане, но и далеко за пределами нашей страны.
– Айгуль, что побудило вас заняться вашим бизнесом? Как пришла идея и где вы взяли средства на реализацию своего проекта?
– Еще в раннем детстве я видела, как у нас во дворе моя бабушка со своими соседками-подружками ткали традиционный казахский войлочный ковер сырмак. Позже мы с сестренкой получили от нее в приданое по одному такому сырмаку и алаше (традиционный безворсовый ковер) ручной работы. Но тогда, будучи молодыми, мы недооценили ее труд. Теперь-то я знаю, какой для этого требуется большой и кропотливый труд.
Еще со студенческих лет мне посчастливилось много путешествовать по разным странам. С 2000 года я работала менеджером в международных проектах. Будучи национальным координатором швейцарского проекта САМР, очень часто бывала в Европе. Если до этого при мысли о войлоке в голову приходили толстые текеметы и сырмаки, то в Европе я была удивлена, что рукодельницы стремятся сделать своими руками различные аксессуары и сувениры из войлока, и это становится модной тенденцией. Изделия из войлока были такими милыми, легкими, теплыми… Всегда восхищалась тем, как овечья шерсть становится волшебным арт-материалом в руках умельцев, специально посещала рождественские ярмарки, выставки hand made. А ведь мы к этому времени почти совсем забыли про исконно наше древнее ремесло. В поездках в Австрию и Германию я поняла, что, оказывается, из войлока можно делать не только классические толстые ковры, но и мелкие, тонкие, воздушные изделия, которые можно сравнить с произведениями искусства.
В современной жизни больше ценится натуральность, экологичность, хорошие терморегулирующие свойства войлока больше, чем просто его тепло. Вот так пришла ко мне амбициозная идея возрождения этого забытого ремесла – войлоковаляния в Казахстане. Вначале это было как хобби, так как я работала. Но я вкладывала больше половины своей зарплаты в приобретение материалов, аренду помещения под мастерскую, на обучение местных женщин и таким образом создала первую в Казахстане мастерскую войлока в Алматы. Основным материалом для войлоковаляния является шерсть. Но в то время шерсть, тем более тонкорунный меринос, не перерабатывалась в Казахстане, и я привозила разные виды этого природного материала из своих поездок из-за границы, из соседнего Кыргызстана. И только с 2012 года, как только открылся первый пункт обработки шерсти в Таразе, а затем и в других регионах, мы работаем исключительно с местной шерстью.
Я начала с того, что стала создавать изделия, адаптированные под наш рынок, наших потребителей. И таким образом сформировался основной ассортимент войлочной продукции в Казахстане. Мы сами формировали себе первых клиентов, но постепенно клиентская база разрасталась. Главным принципом в моей работе всегда было ее качество, поэтому я до сих пор делаю основной упор на качество производимой продукции. Главный мой лозунг, тем более в ручной работе, всегда был и будет «Лучше меньше да лучше». Так, постепенно изделия нашей компании стали узнаваемым брендом.
– Как реагировала семья, близкие родственники и друзья на ваши бизнес-планы, не боялись, что что-то не получится?
– Конечно, сначала у родственников было удивление и недопонимание. Все смотрели на идею скептически. Они, как и я раньше, представляли перед своими глазами войлок в качестве юрты, больших ковров и других привычных предметов народного казахского обихода. Ведь тогда у всех слово «войлок» ассоциировалось с чем-то старомодным, неактуальным сегодня. Да и всем казалось, что я, будучи кандидатом наук, менеджером, экспертом многих региональных и международных проектов, владея иностранными языками, не должна заниматься таким бесперспективным и непонятным делом. Но для меня это был новый вызов, так как я всегда люблю делать что-то неизбитое и нестандартное, покорять новые вершины. Мне скучно жить по накатанной, делать одно и то же каждый день. Поэтому, наверное, и взялась за эту амбициозную и сложную идею.
Конечно, мои родители, мой научный руководитель хотели, чтобы я все-таки завершила свою докторскую диссертацию, которая, к слову, была уже на 80 процентов готова, но я выбрала другой путь. И сейчас ни о чем не жалею.

5 003

– Что помогает вести частный бизнес, насколько казахстанские бизнесмены сегодня защищены законами?
– Конечно, мастерская, где все изделия производятся штучно, вручную, – особый бизнес. Здесь важно отточенное мастерство, опыт, терпение, внимательность, утонченный вкус, пожелания клиентов. В такой мастерской нет расчета на большие объемы и денежные обороты, здесь важны душа и тепло рук, которые вкладываются в каждое изделие. И это продукция не массового спроса, она рассчитана на определенных потребителей, которые ищут нечто оригинальное, патриотичное, эксклюзивное. Но не все это понимают и иногда даже обижаются, почему мы не можем изготавливать все быстро и дешево. Тем более когда речь идет о большом срочном заказе в 1000 штук, за которые клиент готов заплатить. Да, мы можем выполнять и такие большие заказы, но для этого просто нужно время. Мы можем моментально придумать для заказчика специально что-то новое, чего еще нет на рынке. В этом и наше отличие от массового, фабричного производства. Мастеров мы обучаем так же долго на практике, ведь нет ни колледжей, ни университетов, которые бы этим занимались. Будучи первой в Казахстане мастерской по войлоковалянию, мы обучили на своей базе многих безработных женщин из различных регионов страны, продемонстрировали модель ведения ремесленного бизнеса, внедрили новые технологии ручного производства, разработали новый дизайн изделий и создали основной ассортимент войлочной продукции, распространенный в Казахстане. Своим примером смогли увлечь многих безработных женщин, и сейчас они как самозанятые обеспечивают себя и свои семьи. Можно сказать, что в данное время в Казахстане, да и по всему миру наблюдается не только тренд, я бы сказала, бум и увеличивающийся спрос на натуральные изделия из войлока, особенно в этностиле.
В малом бизнесе, и особенно когда ты работаешь вручную, со штучным товаром, конечно, сложно все: дороговизна материалов местного производства, высокая цена на недвижимость или ее аренду, налоги, уровень заработной платы создают высокую себестоимость продукции. Но тем не менее благодарный клиент становится постоянным клиентом. И мы не живем одним днем, мы вкладываем много сил в качество своей продукции, и это формирует наш имидж и репутацию.
– Какова перспектива вашего бизнеса, станет ли он семейным или есть намерения сменить вид деятельности?
– Я считаю, что главной перспективой любого бизнеса является в первую очередь его стабильность. Это значит – стабильность на конкурентном рынке, в кадрах, в постоянном повышении компетенции и опыта, реализация новых идей и проектов, расширение бизнеса. В моем бизнесе большую помощь оказывает мой сын Олжас, раньше помогала и мама, так что его можно назвать и семейным. И вообще у ремесленников семейный подряд является привычным делом.
В прошлом году свой опыт мы мультиплицировали более широко и создали центр ремесленников Qazaq-Oner. Это означает опыт развития компании. AigulLine теперь помогает и другим ремесленникам нашего города и даже страны. В центре ремесленников мы можем совместно решать свои проблемы, советоваться, делиться опытом, информацией. На площади около 800 кв. м мы создали общий шоу-рум, где все ремесленники могут вместе продвигать и реализовать свои изделия, также открыты мастерские: ювелирная, гончарная, мастерская по дереву, войлоку, лоскутному шитью, ткачеству, батику. В открытии такого уникального центра большую роль сыграла поддержка со стороны акимата города, в частности Управления туризма и внешних связей. Сейчас Qazaq-Oner внесен в туристическую карту города, в различные путеводители для туристов, а также мы плотно работаем с туристическими компаниями города. Конечно, наши двери открыты и для горожан, гостей Алматы из различных регионов.
– Что значит для вас бренд «Сделано в Казахстане»?
– Бренд «Сделано в Казахстане» в моем понимании – новая философия, новая концепция экономического развития страны. Развивая свое производство, промышленность, мы будем развивать казахстанскую экономику, благосостояние своего народа и страну в целом. К слову, каждый гражданин республики может вносить свою лепту в развитие бренда «Сделано в Казахстане», производя что-то у нас в стране или покупая и потреб­ляя казахстанское. Ведь многие страны сделали большие экономические рывки, выдвигая подобную концепцию. И в нашей стране сейчас очень много инициатив и лозунгов в этом направлении, но хотелось бы побольше практичных действий, реального патриотизма от каждого. В Казахстане до сих пор много предпринимателей, ищущих более легкий путь, когда проще поехать в соседний Китай, наштамповать там что-то и перепродать у нас в стране или даже за ее пределами. Да, это легче, но это просто вклад в развитие китайской экономики и удовлетворение своих личных интересов.

5 001
Наталья ВЕРЖБИЦКАЯ
Фото Кайрата КОНУСПАЕВА